dbb200bb

Цао Сюэцинь - Сон В Красном Тереме. Т. 2. Гл. Xli - Lxxx.



antique_east Сюэцинь Цао Сон в красном тереме. Т. 2. Гл. XLI — LXXX. «Сон в красном тереме» — самый знаменитый и крупнейший китайский роман. Цао Сюэцинь (1724 — 1764) создал захватывающую сагу о трех поколениях большой аристократической семьи.

Она возвышается, когда император берет в наложницы одну из девушек рода Цзя. Главный герой Цзя Баоюй с юных лет купается в роскоши, ему доступны все земные блага.

Роман насыщен любовью, многочисленные герои связаны между собой чувственными отношениями, которым сопутствуют ревность и интриги. Сложная структура этого замечательного произведения, психологическая мотивированность поступков его героев, органически входящие в ткань повествования стихи — все это составляет убедительные достоинства «Сна в красном тереме» — признанного шедевра не только китайской, но и мировой литературы.
Сер. XVIII в. ru zh В. А. Панасюк zrcadlo zrcadlo@nm.ru FB Tools 2006-02-19 Scan, OCR, spell-check: zrcadlo BB1FB940-6EB8-4339-B7B9-8A491619C06A 1.0 v1.0 Сканирование, OCR и создание fb2
Цао Сюэцинь. Сон в красном тереме. В 3 т. Т.2. Художественная литература, Ладомир Москва 1995 5-280-01773-6 Цао Сюэцинь
Сон в красном тереме
Гл. XLI — LXXX
Глава сорок первая
Баоюй пробует чай в кумирне Бирюзовой решетки;старуха Лю, захмелев, засыпает во дворе Наслаждения пурпуромИтак, старуха Лю нарисовала в воздухе тыкву и сказала:
— Где цветы опали, появилась завязь — там созреет тыква.
Все расхохотались. А старуха Лю отпила еще вина и совсем разошлась.
— Говоря по правде, — заявила она, — руки и ноги у меня давно огрубели, непослушными стали, а сейчас я еще и выпила. Того и гляди, уроню чашку! А она фарфоровая!

Была бы деревянная, тогда дело другое!
Снова все рассмеялись, а Фэнцзе с улыбкой произнесла:
— Если хотите, я велю принести деревянные кубки. Но их у нас целый набор, так что придется вам пить из всех подряд! Согласны?
«Вот те на! — подумала старуха, — Мне и в голову не могло прийти, что у них есть деревянные кубки! Ведь сказала я шутки ради! Бывала же я в гостях у наших деревенских богачей и золотые кубки и серебряные видала, но чтобы деревянные — ни разу.

Это они надо мной потешаются. Хотят деревянные чашечки для детей выдать за кубки. Чтобы меня напоить! Ну и пусть, вино сладкое, словно мед, выпью побольше — ничего не случится!» И старуха сказала:
— Ладно, несите — там видно будет.
Фэнцзе приказала Фэнъэр:
— Принеси десять кубков из корня бамбука, они в передней на книжной полке стоят.
Фэнъэр уже собралась идти, но Юаньян с улыбкой обратилась к Фэнцзе:
— Те кубки, пожалуй, малы, да и недостаточно хороши. Ведь ты говорила о деревянных. Вели-ка лучше подать кубки из корня самшита, и пусть бабушка Лю из каждого выпьет.
— Прекрасная мысль! — вскричала Фэнцзе.
Принесли самшитовые кубки. Такие огромные, что старуха Лю испугалась. Самый большой был, пожалуй, с глубокий таз, а самый маленький вдвое больше того, который она держала в руке.

Зато тонкая гравировка и чудесная резьба на кубках с изображением гор, рек, деревьев, людей и животных привели старуху в восторг. На каждом были надписи, выполненные скорописью, и личные печати мастеров.
— Дайте мне тот, что поменьше! — воскликнула старуха.
— Из этих кубков никто не решается пить, — сказала Фэнцзе. — Чересчур велики. Но раз уж вы, бабушка, заставили их искать, пейте из всех подряд, отказываться нечестно!
— Пощадите! — взмолилась старуха. — Не могу я так много пить!
Матушка Цзя, тетушка Сюэ и госпожа Ван вступились за Лю и сказали:
— Пошутили, и хватит! Нельзя бабушке столько нить.



Назад