dbb200bb

Цвейг Стефан - Гувернантка



Стефан Цвейг
Гувернантка
Сестры одни в своей комнате. Свет погашен. Между ними темнота, только
слабо белеют постели. Почти не слышно их дыхания; можно подумать, что они
уснули.
- Послушай,- раздается голос двенадцатилетней девочки; тихо, почти
робко, шлет она призыв во мрак.
- Что тебе?- отвечает со своей кровати сестра; она всего годом
старше.
- Ты еще не спишь? Это хорошо. Я... мне хочется что-то рассказать
тебе.
Молчание. Слышен лишь шорох в постели. Сестра приподнялась, она
выжидающе смотрит; можно различить, как блестят ее глаза.
- Знаешь... я хотела сказать тебе... Но раньше ты скажи: ты ничего не
заметила в нашей фройлейн?
Другая медлит в раздумье.
- Да,- говорит она,- но я не знаю, что это. Она не такая строгая,
как раньше. Недавно я два дня подряд не приготовила урока, и она мне ничего
не сказала. И потом она какая-то... не знаю, как это сказать. Я думаю, ей
совсем не до нас: она все время сидит в стороне и больше не играет с нами.
- Мне кажется, у нее какое-то горе, но она не хочет этого показать. И
на рояле она совсем не играет.
Снова молчание.
Старшая сестра напоминает;
- Ты хотела что-то рассказать.
- Да, но ты никому не скажешь? Ни маме, ни твоей подруге?
- Да нет, не скажу,- сердится та.- Ну, говори!
- Так вот... Сейчас, когда мы ложились спать, я вдруг вспомнила, что
забыла сказать фройлейн "спокойной ночи". Башмаки я уже сняла, но все-таки
побежала к ней в комнату тихо-тихо - я хотела пошутить, застать ее
врасплох. Я осторожно открываю дверь. Сперва мне показалось, что ее нет в
комнате. Свет горит, а ее не видно. И вдруг- я так испугалась- слышу,
кто-то плачет. Смотрю- а она, одетая, лежит на кровати и уткнулась головой
в подушку. Как она плакала! Я даже вся затряслась. Но она меня не заметила.
И я тихонечко притворила дверь. Я так дрожала, что не могла двинуться с
места. Потом опять услышала через дверь, как она плачет, и поскорее сбежала
вниз,
Обе молчат.
- Бедная фройлейн,- говорит одна из них. Трепетный звук ее голоса
замирает в темноте.
- Хотела бы я знать, отчего она плакала,- начинает младшая.- Она
ведь ни с кем не поссорилась, мама тоже наконец оставила ее в покое, не
придирается, а мы-то уж, наверно, ей ничего не сделали. Отчего же она так
плачет?
- Я, кажется, понимаю,- говорит старшая.
- Отчего, скажи мне, отчего?
Сестра медлит. Наконец она говорите
- Я думаю, что она влюблена.
- Влюблена?- Младшая чуть не выскочила из постели.- Влюблена? В
кого?
- Ты ничего не заметила?
- Неужели в Отто?
- Конечно. И он в нее влюблен. Ведь он у нас уже три года живет и
никогда не гулял с нами, а в последнее время каждый день гуляет. Разве он
был когда-нибудь ласков со мной или с тобой, пока не было фройлейн? А теперь
он весь день вертится около нас. Мы всегда встречаем его случайно, куда бы
ни пошли вместе с фройлейн- в Народный парк, в Городской сад, в Пра-тер. Ты
разве этого не заметила?
Младшая испуганно шепчет:
- Да.,, да, я это заметила. Только я думала, что...
Голос ей изменяет. Она больше не произносит ни слова.
- Раньше я тоже так думала. Ведь мы, девчонки, такие глупые. Но я
вовремя поняла, что мы для него только предлог.
Теперь обе молчат. Разговор как будто окончен,
Обе погружены в свои мысли, или, быть может, их уже сморил сон.
Но еще раз из мрака слышится растерянный голос младшей:
- Но отчего же она плачет? Он ведь любит ее. Я всегда думала: как это
хорошо - быть влюбленной.
- Не знаю,- говорит старшая сонным голосом,- я тоже думала, что это
о



Назад