dbb200bb

Чайлд Ли - Джек Ричер 1



ЛИ ЧАЙЛД
ЭТАЖ СМЕРТИ
ДЖЕК РИЧЕР – 01
Аннотация
Маргрейв — крохотный идеальный городок. Настолько идеальный, что это пугает.
Бывший военный полицейский Джек Ричер, ведущий кочевой образ жизни, приходит в Маргрейв, намереваясь покинуть город через пару дней. Однако в этот момент в Маргрейве происходит первое убийство за тридцать лет. Его вешают на Ричера, единственного чужака в городе.

И для него начинается кошмар... первым действием которого становятся выходные в тюрьме, на этаже смерти, в обществе заключенных, отбывающих пожизненное заключение.
По мере того, как начинают просачиваться отвратительные тайны смертельного заговора, поглотившего весь город, растет счет трупам. И смерть становится эпидемией.
Глава 1
Меня арестовали в ресторане Ино. В двенадцать часов дня. Я ел яйца всмятку и пил кофе. Поздний завтрак, еще не обед. Я насквозь промок и устал, идя несколько часов под проливным дождем.

Пешком от самого шоссе до окраины городка.
Заведение было маленьким, но чистым и светлым. Построенное совсем недавно, оно изображало переделанный железнодорожный вагон. Узкий, вытянутый зал, с длинной стойкой вдоль одной стены и кухней, спрятанной в глубине.

Вдоль противоположной стены отдельные кабинки. Вместо центральной кабинки — входная дверь.
Я сидел в кабинке у окна и читал забытую кемто газету, где напечатали про новую предвыборную кампанию президента, за которого я не голосовал в прошлый раз и не собирался голосовать сейчас. Дождь прекратился, но стекло было до сих пор усыпано блестящими бусинками капель.

Вдруг я увидел подъезжающие к ресторану полицейские машины. Быстро пронесшись по дорожке, мощеной гравием, они завизжали тормозами, останавливаясь у самого входа. На крыше включенные маячки.

Капельки на стекле расцветились красными и синими огоньками. Двери машин распахнулись, и из них высыпали полицейские. По двое из каждой машины, с оружием наготове. Два револьвера, два ружья.

Мощная артиллерия. Один револьвер и одно ружье побежали к черному входу. По одному револьверу и ружью ворвались в ресторан.
Я сидел и молча смотрел на происходящее. Я знал, кто находится в ресторане. Повар в своем закутке на кухне. Две официантки.

Двое пожилых мужчин. И я. Вся операция была проведена ради меня. Я успел провести в этом городке меньше получаса. Остальные пятеро, по всей вероятности, прожили здесь всю жизнь.

Если бы у них возникли какието проблемы, к ним с извинениями застенчиво подошел бы сержант, бормоча под нос. Он пригласил бы их проехать в участок, Так что оружие и стремительность предназначались не для них. Все это было для меня.

Запихав яйцо в рот, я засунул под тарелку пятерку. Сложил газету, убрал ее в карман. Допил кофе и положил руки на стол.
Полицейский с револьвером остался в дверях. Припав на колено, он крепко держал оружие обеими руками, направив его мне в голову. Полицейский с ружьем осторожно приблизился. Это были поджарые, накачанные ребята.

Опрятные и чистые. Движения как из учебника. Револьвер у дверей с определенной долей аккуратности держал под прицелом весь зал. Ружье выстрелом в упор неминуемо размазало бы меня по стене. Разместиться подругому было бы большой ошибкой.

В рукопашной драке из револьвера даже с близкого расстояния можно промахнуться, а выстрел картечью от двери поразит не только меня, но и подошедшего ко мне полицейского, а также старика в дальней кабинке. Пока что ребята вели себя правильно. Тут никаких сомнений.

Сила была на их стороне. И тут тоже никаких сомнений. В тесной кабинке я оказался как в



Назад